«Печенька-кливер, печенька-стаксель, печенька-фок», — матрос Дима Ляшенко раскладывает на поручне угощения в виде треугольников и квадратов, давая им имена парусов. Экипаж «Триумфа» уже второй день на тренинге «Парусный аврал» и учится управлять самым главным на бриге — десятью огромными парусами. Лекции и практика беспрестанно сменяют друга друга, поэтому даже во время обеда члены команды думают и говорят о грот-стакселях, фор-марселях и других корабельных терминах. «А круглая, — задумавшись, заключает Дима, — будет плотом!» 

ЕГЭ для матроса

— Друзья, все хорошо помнят школьный курс физики?

— А нам что — ЕГЭ сдавать? — в шутку спрашивает кто-то из экипажа.

На воде незнание теории грозит не плохой оценкой, а гораздо большими потерями — поломками или даже травмами, поэтому прежде, чем отправиться в путь, экипаж должен доказать капитану брига, что хорошо разбирается в такелаже, рангоуте, лоции и навигации. Михаил Сидоровский начинает с основ и строго спрашивает матросов: «Почему некое тело, погруженное в воду, не тонет?». Несколько попыток, и все вспоминают, что существует такой закон Архимеда, согласно которому, если в корпусе корабля достаточно воздуха, он обязательно всплывет.

Фальшборт, кильсон, планширь, эзельгофт, фок, марсель, грот, кливер — быстрая проверка на знание морских понятий. Со стороны кажется, будто ребята пришли на курсы иностранного языка, и это отчасти правда, ведь большинство корабельных терминов — это производные от голландских, немецких или английский слов. Слово «рында» (звон судового колокола в полдень) родилось благодаря русским морякам, которые не смогли выговорить английское «Ring the bell» («Звонить в колокол»), а знаменитый «аврал» от «over all» — «Все наверх!».


Тренинг по развитию веры в себя

Сегодня на борту «Триумфа» 12 человек. Мы идём к Обручеву — одному из северных фортов Кронштадта, издалека напоминающему огромную запятую. Погода в эти выходные спокойная: на заливе почти всё время штиль, и даже дождевые облака не приносят с собой желанного ветра. Кажется, что тренироваться устанавливать паруса бессмысленно, но капитан уверен — это отличная возможность научиться делать работу быстро и слаженно, поэтому устраивает соревнования на время.

«Ребята, ребята! У меня проблема — я не верю в себя!» — кричит матрос Настя Мололкина с марса -рея. Девушка и её напарница Кристина Рягузова должны одновременно проползти до ноков рея и правильно сложить парус, а потом подвязать его с помощью специальных рифовых узлов. Высота над палубой — около восьми метров, и, несмотря на альпинистский пояс, который страхует Настю, повиснуть на животе ей действительно страшно.

Я наблюдаю за тренировкой с марса — нет, не с планеты, а с площадки на мачте, которая находится на уровне марселя. На паруснике вообще разговаривают на своём языке: здесь не «туалет» — а «гальюн», не «плыть» — а «идти», не «верёвки» — а «концы», «шкоты», «швартовы» и множество других приспособлений самого разного назначения. Взять, к примеру, нирал. Нет, это не сокращённое название прибора для стирания памяти из «Людей в чёрном», а специальная верёвка, с помощью которой убирают косые паруса. Кстати, с марса хорошо видно «ослиную голову» — нет, не настоящего осла (из животных на «Триумфе» сегодня только очаровательный капитанский корги по имени Дерри). Так с голландского переводится слово «эзельгофт», обозначающее деревянную или металлическую обойму с двумя отверстиями, которая соединяет мачту и стеньгу.

Словом, ступив на Триумф, ты будто попадаешь в другую страну со своей историей, традициями и языком. Визу сюда получают по разрешению всей команды, а чтобы выучить местный диалект, придётся проштудировать немало литературы по морскому делу, а ещё внимательно слушать лекции.

Холодный душ и ночные приключения 

«Команда, тревога!» — нечеловечески громко звучит голос капитана в три часа ночи. Едва сориентировавшись в кромешной темноте женской каюты, я судорожно вспоминаю, что говорил Михаил Сидоровский во время тренинга ещё на суше: по команде «Тревога!» каждый член экипажа должен за 60 секунд надеть спасательный жилет, взять документы, деньги и телефон в непромокаемом пакете, успеть одеться и выбежать на палубу.

Самое сложное — быстро надеть обувь и найти среди своих вещей полиэтиленовый пакет с паспортом. Когда я добираюсь до палубы, команда уже в сборе, а капитан объясняет, что недоволен нашими результатами. «Как-нибудь после экстренного подъёма потренируем экстренный отход», — многообещающе говорит он. Экипаж, конечно, смеётся, но прекрасно знает, что шутки капитана нередко оборачиваются реальной практикой, ведь тренировка по аварийно-спасательным работам должна быть только в следующие выходные.

По тревоге команду поднимали ещё пару раз. Один из матросов забыл надеть спасжилет, поэтому вся его вахта по суровым морским законам понесла коллективное наказание: 20 отжиманий на палубе. После таких «авралов» на обратном пути ребята сами решили освежить знания об основах техники безопасности и принялись вязать беседочный узел, он же булинь. Если матрос падает за борт, ему кидают верёвку, которую он должен быстро обвязать вокруг талии с помощью такого узла. Так как корабль движется, сделать это нужно не только надёжно, но и очень быстро.

«Человек за бортом!» — будто бы глупо шутит кто-то из экипажа, ведь «Триумф» только что пришвартовался к пристани в Кронштадте. Из-за планширя на левом борту неожиданно выныривает матрос Лёша Глухов, мокрый по пояс. Он привязывал швартовы, оступился и угодил в воду. «Всё нормально! Холодный душ», — улыбается Лёша и бежит переодеваться. Тем временем капитан осматривает работу экипажа и видит, что бриг пришвартован не специальным канатом, а верёвкой от кранца — амортизирующей шины между судном и пристанью, которая защищает борт. «Ну, извини, перепутал — чай не 18 лет, — шутливо оправдывается боцман Максим Павловский. — И вообще — надо использовать все возможности!»

«Уровень косяков растёт с опытом», — философски отмечает Дима. Конечно, не всё получается сразу, и экипажу приходится раз за разом повторять алгоритмы установки того или иного паруса, снова и снова вспоминать огромное количество морских терминов, постоянно разбирать ошибки и прислушиваться к советам капитана. Но выход под парусами в Финский залив, туда, где правят волны и ветер, где нет шумных городских магистралей, где ты встречаешься один на один со стихией, того по-настоящему стоит.

Текст: Полина Огородникова
Фото: Кристина Рягузова